• СРО

Прощание со старым светом

Путь России к передовым энергоэффективным источникам освещения пока тернист и труден.

Этой осенью в странах Евросоюза исчезают галогенные электрические лампочки – соответствующий запрет на их производство вступил в силу 1 сентября, и теперь торговые сети распродают последние запасы. Этот шаг стал логичным продолжением курса на экономию электроэнергии, взятого в Европе 10 лет назад.

ЕС едва ли может считаться пионером: более чем в 150 странах мира сегодня действуют аналогичные программы по повышению энергоэффективности. Все реже возникают дискуссии на тему того, оправданны ли вложения в эту политику: задача бережного потребления энергии воспринимается как само собой разумеющееся.

фонари парк.jpg

Причем в случае с электричеством ставка делается не на спиралевидные лампы, вошедшие в русскоязычный обиход под названием «энергосберегающие». Более передовой технологией оказались светодиоды. Их технические и экономические параметры совершенствуются с каждым годом, что уже успели оценить компании и потребители, скрупулезно подсчитывающие затраты на электроэнергию. Для остальных светодиоды пока остаются модной экзотикой, но скоро они будут применяться повсеместно.

В России, где последние тенденции светотехнической индустрии будут представлены в ноябре на ежегодной выставке Interlight Moscow, темпы перехода на светодиоды ниже, чем на Западе. Причины – консерватизм потребителей и непоследовательность властей, которые никак не решатся запретить традиционные лампы накаливания.

Впрочем, даже если такой запрет последует, кардинально ситуация в отечественной электро-энер-гетике не изменится. Специфика отрасли такова, что она малоэффективна сама по себе и требует масштабной перестройки, по сравнению с которой «вкрутить лампочку» – наиболее простая и далеко не исчерпывающая мера.

Прогрессивные диоды

Мейнстримом XXI века должны стать светодиодные лампы. По сравнению с «лампочкой Ильича» у них обратная пропорция: из 90% энергии вырабатывается свет, 10% теряется на тепло. Эффективная светоотдача, рассчитываемая в единицах светового потока (люменах, лм) к потребленной мощности (ватт, Вт) для светодиодов достигает 100–150 лм/Вт. Для люминесцентных ламп этот параметр составляет 50 лм/Вт, для галогенных – 15–20 лм/Вт, для ламп накаливания – около 10 лм/Вт. То есть, выдавая один и тот же световой поток, лампа накаливания «ест» в 10 раз больше энергии, чем светодиодная.

Однако часть потребителей негативно реагируют на их «безжизненный», холодный свет. Если лампы накаливания светят с желтоватым оттенком (световая температура – 2500–3000 К), то многие светодиоды «раскаляются» до 5000 К, что в вечернее время утомительно для глаза и нервной системы. Правда, в последние годы стали появляться и «теплые» светодиоды.

Какие лампы станут следующим звеном эволюции после светодиодных, пока неизвестно. Сегодня прогресс сводится к появлению все более «изысканных» типов LED. Например, распространяются органические светодиоды (OLED), в которых можно регулировать не только яркость света, но и его оттенок (представьте лампочку, которая «по заказу» светит всеми цветами радуги). Другая новинка – стильные филаментные лампы (LED filament) с прозрачной колбой и светодиодной лентой внутри, имитирующей «горящую» вольфрамовую нить.

Рочев.jpg

«Общий тренд – дальнейшее повышение эффективности источников света, – говорит «Профилю» руководитель электролаборатории и энергетического аудита ГК «Серконс» Сергей Рочев. – Стопроцентного КПД, конечно, не будет, но приблизиться к этому показателю можно. Например, сейчас появляются разработки, в которых предполагается напрямую запитывать светодиоды от возобновляемых источников энергии – солнца и ветра. С КЛЛ такое было бы сложно реализовать. Когда подобные новинки хлынут на рынок, сказать невозможно. Еще 10 лет назад светодиоды были штучным товаром, а теперь мы живем совсем в другой реальности».

Логика запретов

Со своей стороны, инновациям способствуют госструктуры, ограничивающие использование ламп накаливания для сокращения выработки тепловой энергии и объема вредных выбросов в атмосферу. В Евросоюзе соответствующая программа была принята в 2005 году (директива 2005/32/EG): в 2009‑м были запрещены лампы мощностью более 100 Вт, в 2010‑м – более 75 Вт, в 2011‑м – более 60 Вт, в 2012‑м – более 25 Вт. Этой осенью традиционные лампы «добили», выведя с рынка модели с галогенным баллоном.

Всего, по данным проекта En.Lighten, законы и постановления по переходу на «прогрессивные» лампы приняты более чем в 150 странах. Среди отстающих – большинство африканских государств, Венесуэла, Суринам, Боливия, Парагвай, Гаити, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Армения, Сирия, Иран, Йемен, Шри Ланка, Камбоджа, Лаос. По оценке En.Lighten, окончательный переход на энергоэффективный свет сэкономит странам миллиарды долларов в год: Евросоюзу – $35,8 млрд, Китаю – $23,2 млрд, США – $20,4 млрд, России – $6,1 млрд.

электроэнергетика.jpg

«Ильич» не сдается

В российскую жизнь понятие «энергоэффективность светотехнической продукции» проникло в 2000 году: ГОСТ Р 51388–99 присвоил лампам классы энергоэффективности: A и B – для люминесцентных, С и D – для галогенных, Е и F – для ламп накаливания. О принадлежности лампы к тому или иному классу покупателей стали извещать на упаковке.

Идея же запрета «лампочки Ильича» родилась в 2009 году у Дмитрия Медведева, тогда президента России, решившего последовать за европейским трендом. В ноябре 2009‑го был принят ФЗ № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», в соответствии с которым с 1 января 2011‑го были запрещены лампы накаливания мощностью 100 Вт и более.

Планировалось запрещать и дальше: с 1 января 2013‑го – лампы мощнее 75 Вт, через год – мощнее 25 Вт. Правда, в законе оговаривалось, что для такого запрета необходимо издать отдельное постановление правительства. Этого так и не произошло. «По всей видимости, реализацию закона отложили из-за кризиса: с учетом падения курса рубля населению накладно переходить на более дорогие лампы», – комментирует Сергей Рочев. При этом даже запрет на лампы от 100 Вт и более на практике не был реализован. 

Вместо запрета на лампы накаливания власти выбрали путь принудительного внедрения светодиодов. Однако и запретные инициативы продолжают появляться. Их ежегодно генерирует Минэнерго РФ: в июне 2016‑го министерство предложило запретить лампы мощностью свыше 60 Вт, в сентябре 2017‑го – свыше 50 Вт. Как отметили в ведомстве год назад, это позволит сократить расходы электроэнергии в стране на 40% – со 109 млрд до 60 млрд кВт·ч в год.

Но каждый раз такие инициативы встречают жесткое сопротивление. В частности, в прошлом году предложение забраковали в Госдуме: по словам первого зампреда парламентского комитета по энергетике Валерия Селезнева, запрет на лампы накаливания стал бы «очередным ударом по карману простого гражданина».

Смекалка против привычки

Именно высокие цены остаются главным препятствием на рыночном пути светодиодов. Аргументы скептиков сводятся к одному – российское население, особенно в регионах, и так экономит на необходимом. В этих условиях технический прогресс, забота об экологии и прочие соображения россиянам «до лампочки». Тем более что стоимость электроэнергии в стране относительно невелика, и если европеец, платящий за киловатт-час втрое больше, сразу почувствует разницу, вкрутив светодиод, то для наших граждан экономия неочевидна.

Впрочем, цена на светодиоды снижается с каждым годом. В начале 2010‑х LED-лампа, эквивалентная 75–90 «обычных» ватт, обходилась в 1000 рублей, и «зарядить» пятирожковую люстру светодиодами выходило дороже, чем купить саму люстру. Сегодня же светодиодные лампы стоят в районе 200–300 рублей. Пока этого недостаточно, признает замминистра энергетики Антон Инюцын: по его словам, «надо дальше создавать условия, чтобы эти лампочки стоили, как в Индии, – 1,5–2 доллара».

Российский рынок светодиодов сдерживает и объективное обстоятельство: почти вся продукция производится за рубежом либо собирается в России из импортных комплектующих. Предприятия с полным циклом производства LED-светильников можно пересчитать по пальцам. При этом, стремясь снизить конечную цену импортных ламп, российские поставщики зачастую поставляют в торговые сети низкосортный товар.

В целом, по данным Минэнерго, в 2012 году доля светодиодных ламп на российском рынке составляла 2%, в 2017‑м – 28%. Это ниже среднемировых темпов внедрения: по оценке Allied Market Research, в прошлом году светодиоды захватили 35% рынка светотехники, в 2020‑м их доля достигнет 61% ($42,7 млрд). Ежегодный рост светодиодного сегмента превышает 13%, а цены на LED-продукцию падают на 20% в год.

светодиоды.jpg

Сберегательные планы

По словам экспертов, «ламповая» тематика далеко не исчерпывает задачу минимизации энергетических потерь в России. Предъявляемый потребителю счет за электричество в меньшей степени содержит расходы на освещение и в гораздо большей – на работу бытовых приборов: плиты, электрочайника, стиральной машины, телевизора. Следовательно, выбирать технику высокого класса энергоэффективности (не менее А+) еще важнее, чем менять «Ильича» на светодиоды.

Аналогичная картина вырисовывается с точки зрения государства: достигнутая на внедрении светодиодов экономия сводится на нет устаревшим промышленным оборудованием, неэффективными электростанциями и линиями передачи. Техническое перевооружение промышленности, отладка производственных процессов – более актуальная и масштабная задача, признается Сергей Рочев. «У России крайне неважный показатель энергоемкости ВВП – доли энергоресурсов в производимой продукции, – говорит он. – Так, 20% себестоимости отечественного автомобиля – это затраты на энергию, в США этот показатель не превышает 5%. Да, на то есть объективная причина – суровый климат. Но другая причина в том, что мы долго не интересовались этой темой, привыкнув, что в СССР энергоресурсы стоили копейки. В результате сегодня эта отрасль дотируется государством, которое крайне заинтересовано в повышении энергоэффективности российской жизни, чтобы разгрузить генерирующие мощности».


Полный текст статьи доступен по ссылке: http://www.profile.ru/economics/item/127362-proshchanie-so-starym-svetom


Пресс-центр компании СЕРКОНС.

29.10.2018

* Настоящим даю согласие на рассылку